Субсидиарная ответственность владельцев компаний

Автор:
Администрация
ЗАЧЕСТНЫЙБИЗНЕС

Бизнес в России всегда сопряжен с определенными рисками, которые могут привести к убыткам и как следствие, в дальнейшем и к банкротству. Поэтому в нашей стране предусмотрена гражданским кодексом РФ субсидиарная ответственность, призванная защитить интересы кредитора на случай неисполнения основным должником своих обязанностей.

Мы не будем расписывать общие правила, которые регулируются ст.399 ГК РФ, а особенности применения для разных случаев описаны в более чем 15 статьях, мы попробуем разобраться в том, какие есть плюсы и есть минусы в принятых поправках в законодательстве, и в этом нам помогут эксперты.

Для начала мы дадим определение субсидиарной ответственности, так что же это такое простым языком – это поручительство некоего независимого лица на погашение задолженности, которую не смог выплатить основной должник. Суть возникновения субсидиарной ответственности заключается в отсутствии исполнения должником своих обязательств, но так как долг сохраняется, кредитор вправе потребовать его выплату у поручителя заемщика. Требование к поручителю выдвигается в виде письменного обращения. При отсутствии удовлетворительного результата дело передается в суд.

Вот как комментирует понятие субсидиарной ответственности, действующее в нашей стране, Алексей Гордейчик, Группа компаний "Гордейчик и партнёры":

«…Собственно такая ответственность давно существует. Другой вопрос, что законодательство и практика идет по пути ее ужесточения. Обязанность доказать добросовестность и отсутствие связи между действиями руководителя и негативным положением дел на предприятии, все чаще, возлагается на предпринимателя. Не только полемические статьи, но и судебные акты пестрят новомодными словосочетаниями "разрыв корпоративной вуали", "стандарт доказывания", позаимствованными, как правило, из трудов английских и американских коллег, логическое содержание которых в отечественной науке права до настоящего времени остается дискуссионным. В итоге, мы уже сейчас имеем ситуацию, когда любая организационно-правовая форма сблизилась в социально-правовом аспекте "до степени смешения" с простым товариществом, участники которого, как известно, отвечают по долгам организации всем принадлежащим им имуществом. Наверно, эта тенденция в чем-то носит обоснованный и объективный характер, поскольку рынок не может постоянно пребывать в ситуации, когда гражданское право и налоговое законодательство рассматривается субъектами предпринимательства исключительно в качестве инструмента для осуществления спекулятивных операций и иных злоупотреблений. С другой стороны, полноценный финансовый кризис, на который указывают последние "истории" с банками и авиа-перевозчиком, видимо, не лучшее время для "закручивания гаек". Действительно, по-человечески можно понять крупного предпринимателя, который понимая, что его детище, его холдинг, чаще всего, по объективным причинам попал в неконтролируемый "кассовый разрыв" собирает все, что еще можно собрать, в чемоданы и выезжает в недружественные России государства, ведь он рассуждает примерно следующим образом: "Раз уж все равно сидеть..."».

Летом текущего года в законодательство о банкротстве были внесены поправки в части возможности привлечения к субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должника-банкрота, существенно расширяющие список оснований и условий для подачи заявления о привлечении к материальной ответственности за долги "несостоятельного" предприятия. Новеллой тогда стало законодательное закрепление возможности привлечь к ответственности контролирующее лицо, вне дела о банкротстве, в том числе в течение трёх лет после исключения должника из ЕГРЮЛ, а также после возвращения заявления о банкротстве или прекращения производства по делу о банкротстве по основанию отсутствия средств должника для финансирования судебных расходов.

Мы видим, что законодатель продолжает усиливать способы защиты прав кредиторов, ужесточая нормы о субсидиарной ответственности руководителей и контролирующих лиц организаций-должников, вот как комментирует эту ситуацию Сергей Стороженко, управляющий партнер юридической компании «Стороженко и партнеры» :

«…Благодаря поправкам в законодательстве, привлечение к субсидиарной ответственности возможно как в процессе дела о банкротстве должника, так и в течение трех лет после его завершения, и теперь у налоговых инспекций в этом отношении есть все полномочия. Появилось также понятие «контролирующего должника лица», с которого можно будет взыскать долги. Это может быть реальный владелец компании, а не ее генеральный директор, может – владелец группы компаний, которому принадлежит и компания-банкрот. А для того, чтобы назвать кого-то контролирующим должника лицом, нужно доказать, что именно этот человек (главный бухгалтер, учредитель, партнер или совладелец компании) получал выгоду. В письме ФНС России есть оговорка о том, что установление личных отношений контролирующего должника лица и самого должника возможно через оперативно-розыскные мероприятия, поэтому налоговая совместно с МВД подготовили письмо о сотрудничестве для взаимодействия по этой категории дел. Это не обязательно, у налоговых достаточно полномочий, но в сложных ситуациях и такое возможно. Просто так привлечь человека к субсидиарной ответственности в качестве контролирующего должника лица не получится, сначала придется доказать взаимосвязь его действий и наступления невозможности исполнять денежные обязательства должником. Есть еще один момент, несмотря на то, что заявление о привлечении к субсидиарной ответственности может быть подано до прекращения дела о банкротстве, точный размер ответственности будет устанавливаться после окончания расчетов с кредиторами».

- Как защититься от возможности признания тебя контролирующим должника лицом?

- Однозначного ответа на этот вопрос нет. С одной стороны, изменения в законодательстве предполагают презумпцию виновности контролирующего должника лица, но, с другой, эту виновность нужно изначально будет доказывать ФНС с помощью МВД. Подобной судебной практики в нашей стране пока нет, по мере ее накопления можно будет ссылаться на иные решения суда».

Лидия Федорова, Генеральный директор юридической компании «Линия роста» , руководитель корпоративной практики дала свою оценку: «…Априори, если не будет доказано иного, руководитель и владелец более 50% уставного капитала компании являются ее контролирующими лицами. Похожая ситуация с главным бухгалтером – закон указывает на его возможность определять действия компании – должника. Более того, перечень контролирующих лиц не закрыт - суд может признать лицо контролирующим «по иным основаниям». Поэтому в ситуации с «ВИМ-Авиа» определяющее значение будет иметь доказательная база при оценке причинно-следственной связи между банкротством компании и действиями ее менеджмента, и ее оценка судом».

Комментарий адвоката Андрея Комиссарова, руководитель коллегии адвокатов "Комиссаров и партнеры" : «…Подчеркнём, что рассмотрение заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности вне дела о банкротстве, значительно повысило риски контролирующих лиц, особенно в тех случаях, когда на момент подачи такого заявления, лицо фактически утратило контроль над должником и не имеет доступа к его финансово-экономической деятельности. В конце июля, законодатель уточнил указанные изменения и свёл их в новую главу закона о банкротстве III.2. «Ответственность руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве». Такое обобщение, обусловлено, необходимостью внести законные критерии, способствующие четкому определению и доказыванию статуса контролирующего лица. Установлено, что такими лицами, могут быть физическое лицо или юридическое лицо, имевшее право давать должнику указания обязательные для исполнения или имевшее возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий, а также те, кто извлекал выгоду из незаконного или недобросовестного поведения лиц, руководящих должником. В числе лиц, определяющих действия должника в силу должностного положения, закон прямо называет главного бухгалтера и финансового директора. При этом суд, применяя указанные критерии, может признать наличие контроля над должником по основаниям прямо, не названным в законе. Отметим, что номинальный руководитель может быть освобожден от субсидиарной ответственности или ее размер может быть уменьшен, если он докажет, что решения по должнику не принимал и поспособствует установлению реальных его владельцев. Изложенное, подтверждает движение законодателя по вектору ужесточения мер защиты прав кредиторов и расширению круга возможностей для привлечения к ответственности контролирующих лиц должника».

- Так что же получается, что введение субсидиарной ответственности это правильно?

Комментирует Алексей Головченко, управляющий партнер юридической компании «ЭНСО» , Президент Института развития и адаптации законодательства, глава комитета по оценке регулирующего воздействия общероссийской общественной организации «Деловая Россия». «…Субсидиарная ответственность владельцев предприятий-банкротов – абсолютно правильная норма. На мой взгляд, изначально нужно исходить из того, что предпринимательство – это огромный риск, тем более в России. В России вести свой бизнес – это опасная тема сродни деятельности каскадера. Поэтому, когда возникает вопрос, а нужна ли субсидиарная ответственность для предприятий-банкротов, нужно вспомнить, что субсидиарная ответственность страхует вас на случай ситуации, когда ваш подрядчик по собственной глупости или в силу различных конъюнктурных моментов не справился со своим бизнесом. В такой ситуации не должны страдать все окружающие. Субсидиарная ответственность дает возможность прервать и искоренить цепочку безответственности. Зная, что в случае фола коммерсант несет личную ответственность, он десять раз подумает, прежде чем совершать то или иное действие – проанализирует все риски и перспективы. Вспомним о долговых ямах. Здесь логика аналогичная, но соответствующая времени. Прелесть введенной нормы еще и в том, что долг при банкротстве компании не просто становится личным долгом руководителя, он становится несписываемым долгом. То есть субсидиарная ответственность не снимается до погашения предпринимателем всего долга. Я бы даже дополнил данную норму законом, который позволил бы не допустить последующего открытия таким предпринимателем компаний, фактически оформленных на близких родственников (бенефициаром, которых является сам горе-предприниматель). Подобные нормы помогают избежать безнаказанности, которая провоцирует ситуации, когда честные участники бизнес-сообщества теряют средства, а обманувшие их предприниматели живут себе припеваючи в доме, оформленном «на бабушку». Притом, подобное приводит к замкнутому кругу и все катится под откос, поскольку в основе нет фундаментальных вещей. Каждый должен нести ответственность за свои действия. Имущество каждого должно быть защищено и должно быть неприкасаемым. Закон должен работать для всех одинаково».

Но эксперт Сергей Хестанов компании АО «ОТКРЫТИЕ БРОКЕР» считает: «…Один из основополагающих принципов - ограничение ответственности собственников бизнеса величиной их взноса в уставной капитал. Этот принцип четко разделял границы ответственности компании и ее владельцев. Кстати именно поэтому во многих видах бизнеса минимальная величина капитала определяется разного рода нормативами. Так, для банковского бизнеса требуется внесение внушительного капитала. Если же субсидиарная ответственность будет введена (сейчас это происходит выборочно, в режиме "ручного управления") - это сильно демотивирует граждан к учреждению любого бизнеса. Процесс огосударствления экономики от этого только усилится. Вырастет безработица, и снизятся доходы населения. Самое неприятное, что эти негативные тенденции примут стратегический характер. А это означает, что переломить их в будущем будет очень и очень трудно...».

- А в каких случаях не применяется субсидиарная ответственность, если отсутствуют действия, виновно совершаемые руководителем или участником должника?

«Невозможно привлечь к этому виду ответственности юридическое лицо, которое было ликвидировано, без проведения банкротства, это предусмотрено положением ст.419 ГК РФ».

И в заключение мы хотели бы добавить, что эффективного способа, как предотвратить субсидиарную ответственность, на практике не существует, но есть некоторые рекомендации, которые смогут быть полезны для тех, кто находится в рисковой зоне: 1) требовать для ознакомления финансовую отчетность; 2) сохранять копии бухгалтерских балансов; 3) проводить ежегодный аудит.

Также при вхождении в состав участников коммерческой организации требовать проведения аудиторской проверки с выдачей письменного заключения, а при утрате бухгалтерских документов предпринимать активные меры для восстановления бухгалтерского учета.

Учредителям также нужно отказаться от одобрения, а руководителю — от подписания сомнительных сделок, к которым можно отнести: сделки с лжепредпринимательскими структурами; продажу активов организации по заниженной цене; крупные безналичные денежные переводы в пользу нерезидентов по договорам об импорте работ, услуг и результатов интеллектуальной деятельности; заведомо невыгодные сделки с аффилированными лицами; погашение долгов только «избранным» кредиторам.

Помните, что только бездействие руководителей и их контролирующих лиц при выявленных нарушениях в компаниях, приводят к субсидиарной ответственности.

 

Портал ЗАЧЕСТНЫЙБИЗНЕС благодарит всех, кто принимал участие в подготовке данной статьи:

Сергея Стороженко - управляющий партнер юридической компании «Стороженко и партнеры»;

Алексея Гордейчик - Группа компаний "Гордейчик и партнёры";

Алексея Головченко - управляющий партнер юридической компании «ЭНСО», Президент Института развития и адаптации законодательства, глава комитета по оценке регулирующего воздействия общероссийской общественной организации «Деловая Россия»;

Адвоката Андрея Комиссарова - руководитель коллегии адвокатов "Комиссаров и партнеры" ;

Сергея ХестановаАО «ОТКРЫТИЕ БРОКЕР»;

Лидию Федорову - генеральный директор юридической компании «Линия роста», руководитель корпоративной практики .